• Алматы, Байтұрсынұлы, 126/1
  • +7 (727) 323 11 75

Аскар Жумагалиев: в 11 раз увеличилось количество грантов по информационной безопасности

«Сегодня человек четко видит передвижение автобуса на своем смартфоне и может выйти на автобусную остановку в тот момент, когда конкретно автобус придет. Я просто помню, когда учился в Алматы, жил в общежитие на втором этаже. До остановки было метров 800. И мы со студентами, когда видели автобус со второго этажа, делали забег на 800 метров… марш-бросок (ред.) Потому что автобус там чуть-чуть огибал, ехал не на прямую. И мы за это время успевали добежать до остановки и уехать в институт. А сейчас этого делать не надо. Сейчас это не только в Нур-Султане, но и в других городах появляется. Ты четко можешь график автобуса видеть и приходить в нужное время. Вот такие цифровые решения нас постепенно окружают, и наша жизнь становится легче», – Аскар Жумагалиев.

Министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев (выпускник нашего университета) в интервью для vlast.kz рассказывает, почему Казахстан обязан растить IT-специалистов, развивать технологическую сферу и за кем цифровое будущее.

Аскар Куанышевич, давайте поговорим о первых итогах программы цифровизации. Какие они? Насколько вы довольны: что получилось, что нет?

Вы же знаете, все госорганы, акиматы, государственные и частные предприятия вовлечены в цифровизацию. Многое делается и сделано. Понятно, что нас еще будет оценивать руководство и службы, которые этим занимаются, но, откровенно говоря, мы итогами цифровизации удовлетворены. В программе определен целый ряд показателей, которые нужно достичь. Например, мы должны были в этом году автоматизировать 80% всех наших услуг, 90% – в следующем. Да, было тяжело. Мы долго и упорно работали с государственными органами, но задачу выполнили. 80% государственных услуг автоматизировано и с 1 января 2020 года они будут запущены.

Что это значит?

Это значит, что гражданин, приходя за услугами, будет иметь большую возможность не приходить к государственному служащему, а получать через интернет, исключая человеческий фактор. Это значит прозрачно, без каких-либо коррупционных проявлений, что я считаю, очень важно.

Было поручение по поводу интеграции баз данных. Как проводится эта работа?

Интеграция баз данных – это боль каждого государства. Все информационные системы традиционно развивались в конкретных министерствах. И когда пришла пора всем интегрироваться, вылезли определенные проблемы. Я могу точно сказать, что в Казахстане мы эту проблему практически урегулировали. В этом году планировалось провести 195 интеграций, мы их довели до 300. То есть, более 300 интеграций в этом году госорганы уже завершили. И эту работу, конечно же, будем продолжать. Причем аппетит приходит во время еды. И мы с государственными органами понимаем, что есть еще люфт для оптимизации услуг, что можно некоторые услуги еще быстрее предоставлять, не требуя какие-то документы. Для этого нужны дополнительные интеграции. Поэтому, мы создали интеграционную платформу. Мы увидели такой хороший опыт у эстонцев. Они создали систему – X Road. Мы создали в Казахстане аналогичное решение – интеграционную платформу, которую назвали Smart Bridge. Она будет позволять интегрировать те или иные информационные системы госорганов не 7-8 месяцев, а меньше, чем за месяц. Кроме того, если раньше, чтобы все это делать, необходимо было большое количество документов: утверждать стандарт, регламент, правила…. То новым законом о государственных услугах, который недавно подписан, этот процесс упрощен. Остался один документ, который еще, плюсом ко всему, можно оформлять в электронном виде. Все это максимально упростит, более того, багодаря этому стоимость интеграции уменьшится в разы.

Вы говорите «стоимость уменьшится в разы». Цифровизация – это дорого?

Я вам сразу скажу об эффекте, отвечая на предыдущий вопрос: дорого или недорого. Буквально за два года реализации «Цифрового Казахстана», страна получила эффект – 600 миллиардов тенге. 600 миллиардов тенге! А в этом году государство потратило на «Цифровой Казахстан» 18 миллиардов тенге. Сопоставляя эти цифры, можно представить, на сколько цифровизация выгодна.

Если сегодня взглянуть чуть-чуть назад, еще недавно такого не было, чтобы мы могли спокойно безналично оплачивать те или иные услуги. Сегодня же приходишь в любое кафе, ты можешь по карте или через телефон оплатить. Ты можешь воспользоваться Каспи, Apple Pay, NFC и еще какими-то решениями. И все это спокойно и без проблем осуществляется. Но если задуматься, посмотреть хотя бы за горизонт в два года назад, когда не было «Цифрового Казахстана» – этого же всего не было. Сегодня человек четко видит передвижение автобуса на своем смартфоне и может выйти на автобусную остановку в тот момент, когда конкретно автобус придет. Я просто помню, когда учился в Алматы, жил в общежитие на втором этаже. До остановки было метров 800. И мы со студентами, когда видели автобус со второго этажа, делали забег на 800 метров….

Марш-бросок.

Да. Потому что автобус там чуть-чуть огибал, ехал не на прямую. И мы за это время успевали добежать до остановки и уехать в институт. А сейчас этого делать не надо. Сейчас это не только в Нур-Султане, но и в других городах появляется. Ты четко можешь график автобуса видеть и приходить в нужное время.

Вот такие цифровые решения нас постепенно окружают, и наша жизнь становится легче.

В принципе, да, люди же перестали даже наличные деньги носить….

Наличку, да, носить перестали. А на днях президент на Национальном совете общественного доверия дал нам поручение….

Это был мой следующий вопрос!

… чтобы государственные органы все-таки решили проблему граждан не брать с собой техпаспорт и водительское удостоверение. Аналогичное решение мы уже сделали для удостоверения личности. Если так можно говорить, мы его «прикрутили» к нашему мобильному правительству, и вы можете демонстрировать свое удостоверение личности через телефон. Его можно воспринимать как подлинное. Аналогичное решение мы можем применить и к техпаспорту, и к водительскому удостоверению.

В принципе, на любые документы?

На любые документы, данные по которым есть в базе. Тем самым, еще облегчим гражданину жизнь. Вы же знаете, сегодня практически все сотрудники полиции ходят с планшетами. МВД два года в рамках «Цифрового Казахстана» занималось вопросом максимального обеспечения планшетами. Сегодня, когда они имеют планшеты, когда у нас достаточно зрелые информационные системы, мы можем такое решение предложить. И в ближайшее время, я думаю, мы с министерством внутренних дел доработаем все эти вопросы и дадим этот сервис. Тем более, что технологически и технически мы готовы.

Мы с вами разговаривали неформально год-два назад, и тогда вы сказали, что многие госорганы сопротивляются цифровизации. А как дела обстоят сегодня?

Это любимый вопрос всех (улыбается – V).

Это на самом деле, интересно. Потому что, даже если брать права и техпаспорт, если МВД не пойдет на встречу, вы ничего не сможете сделать.

Я думаю, после поручения президента мы сделаем. Я уверен в этом.

Ну не всегда же должен президент дать по голове, условно говоря, или постучать кулаком по столу….

Вообще, если говорить о том, как это все происходит… Во-первых, любое новое, инновационное человеку по природе воспринимать сложно. И он, базируясь на каком-то своем опыте, не хочет изменений в собственной жизни, не желает применять какие-то инновационные решения. Но есть небольшая категория новаторов, которые хотят новое. Их меньшинство, но в то же время, благодаря «Цифровому Казахстану», их количество стало расти. … Вы помните, как Нурсултан Абишевич каждые полгода говорил: «Цифровизация нужна». В своих посланиях, в своих совещаниях, в выступлениях он всегда говорил об этом. И постепенно многие начали понимать, что цифровизация, действительно важна и дает реальный эффект. Сегодня я могу точно сказать, что многие государственные органы воспринимают цифровизацию не как врага, а как то, что позволит им развивать новые технологии и повышать свою эффективность. И это радует.

Понятно, что у нас есть некоторые госслужащие, которые в этом отношении еще не до конца перестроились. Но я думаю, это тоже вопрос времени. И постепенно мы, все равно, точно все перестроимся. Потому что, откровенно говоря, и выбора же нет. Либо мы эффективные, либо мы внедряем новейшие и, в том числе, цифровые технологии, реализовываем инновационные идеи, либо мы, как говорит президент, отстаем.

Бизнес – один из адресатов программы «Цифровой Казахстан» и его представители нередко констатируют, что цифровизация предприятий у нас может проводиться ради самой цифровизации, без полного анализа информации и учета рисков. Насколько вы согласны с этим и есть ли у нас «гонка за цифровизацию»?

Здесь имеются разные подходы. Для того чтобы эффективно цифровизировать, Тамара, что нужно? Нужно четкое убеждение в том, что это нужно. И самое главное – это убеждение должно быть у руководства. Я могу точно сказать, что купить компьютеры и информационные системы на миллиарды тенге, много ума не надо. Но это эффекта никакого не даст, если делать это безграмотно.

Для того, чтобы цифровизировать какие-то процессы, надо, во-первых, проанализировать всю работу предприятия, проанализировать все бизнес-процессы, которые сегодня работают, и принимать соответствующее решение, которое поможет повысить эффективность и решить существующие проблемы.

А много ли сейчас предприятий, готовых в этом участвовать?

Есть предприятия, которые сегодня очень активно проводят цифровизацию и правильно понимают, что это такое.

Машкевич, например (Глава компании ERG)?

Есть хорошие примеры. ERG сегодня активно работают в этом направлении, Казминералас очень хорошо проводит цифровизацию, с пониманием подходит к вопросу. Есть предприятия в Карагандинской области. Мы знаем, о том, что хорошие решения внедряются и в Казмунайгазе, и в КазТрансОйле, и в других компаниях, в Казпочте, в Казахтелекоме. Мы там видим вовлечение непосредственно руководителей, что очень важно. Я сам был руководителем в одной из промышленных компаний, вы же знаете. Я точно помню, что когда ты говоришь о цифровизации, поначалу не все тебя понимают. В компании по 30 лет работают производственники, многие из которых сразу говорят «это не будет работать, это неправильно». Есть в коллективе, конечно, и новаторы, которые понимают и поддерживают новые подходы. Вот здесь нужно совместно найти понимание, нужно найти именно тот путь, благодаря которому ты добьешься эффективности, и потом уже закупать оборудование, компьютеры и тому подобное.

Сначала все-таки нужно начинать с людей.

Обязательно. Вообще, любая трансформация – это люди. Процесс трансформации прописан во всех книгах: люди, процессы и потом технологии. То есть главное – люди.

Мир все больше использует «большие данные» – на самых разных уровнях – от социальных служб до образования. Как Казахстан планирует развивать этот сектор, какую роль в этом будут играть мобильные операторы, которые, по сути, являются пионерами в этом направлении?

По большим данным сегодня это такой же большой тренд. Есть такой модный термин – data-driven economy. Казахстан не стоит в этом отношении особняком. Мы сегодня активно работаем в этом направлении. Причем, если говорить про интеграцию баз данных, это и есть подготовительная работа к созданию большого, как мы называем, «озера данных».

За счет анализа этих данных, применяя разные алгоритмы, мы уже получаем определенный эффект. Я могу сказать, что в общем эффекте (600 миллиардов тенге), который мы получили от реализации «Цифрового Казахстана», практически 50% – это именно за счет проекта по большим данным. К примеру, система проанализировала налоговые поступления, объёмы завезенной продукции, и другие показатели, выявив компании, которые недозаплатили налоги. Разные были случаи: компания купила товар по одной цене, а продала на порядок дешевле, или завезли одно количество товара, а умудрились продать в несколько раз больше. Вот такие нестыковки, выражаясь простым языком, выявились. Комитет по государственным доходам выставил соответствующие требования к таким компаниям, и государство получило дополнительные налоговые отчисления.

Интересные корреляции мы увидели в министерстве здравоохранения. Государство выделяло порядка 115 миллиардов тенге на бесплатное распределение медицинских препаратов. Распределялись, будем так говорить, без цифрового следа. Когда эти процессы цифровизировали и начали анализировать, то увидели, что, предоставляя всем тем категориям населения, которым государство должно предоставить бесплатные медицинские препараты, можно сэкономить 38 миллиардов тенге из 118.

То есть, именно большие данные будут помогать получать все больший и больший эффект в различных сферах?

Да. Есть иностранные консалтинговые большие организации, которые сегодня говорят, что большие компании, корпорации, работающие с большими данными и искусственным интеллектом, будут эффективнее в 10 раз.

По сути, государство – это и есть большая корпорация, которая для эффективности тоже должна применять аналогичные инструменты. Поэтому сегодня прорабатываются необходимые для этого законопроекты.

Планируется, что по большим данным интегратором выступит АО «Национальные информационные технологии», а по искусственному интеллекту – «Назарбаев университет», у которого есть сегодня и опыт, и квалификация, и молодые студенты, и очень опытный преподавательский состав.

Другой важный мировой тренд – это интернет вещей. Этот сектор практически только появляется в Казахстане и пока не оформился в полноценный рынок. Каковы ваши ожидания – как это направление будет развиваться в Казахстане?

Интернет вещей – это уже не будущее, это уже настоящее. Да-да. Это уже настоящее, потому что сегодня каждый из нас без интернета уже практически жить не может. Он стал восприниматься как базовая потребность, как наличие воды или электричества дома. И понятно, что те неодушевленные предметы, которые сегодня нас окружают, они постепенно обретают, будем так говорить, свою душу через IoT-устройства, через подключение к соответствующим системам.

Мы попробовали несколько пилотных проектов. Очень интересный проект – это Акколь, когда через IoT-устройства подключены датчики по теплу, по энергетике. И ситуационный центр, и большие системы по большим данным, позволяют оценивать и принимать соответствующие правильные решения. Так вот, такого рода решения, как мы увидели на примере Акколя, позволяют сокращать потребление электроэнергии на 30%, потребление тепла на 15-20%. Эти цифры могут быть и больше, в зависимости от разных факторов. Поэтому, я думаю, IoT-решения будут постепенно распространяться. В некоторых случаях мы этого даже замечать не будем. Но, в то же время, мы будем это четко ощущать с точки зрения эффективности.

А какую роль в этом будут играть мобильные операторы?

Сегодня мобильные операторы уже не только продают интернет и голосовой трафик, то есть зарабатывают не только за счет продажи услуг связи – они продают технику, онлайн-телевидение. Время сегодня заставляет их искать новые ниши. Знаете, я в этом году был в Корее, много встреч проводил, в том числе встречался с руководителями телекоммуникационных компаний. И операторы связи сегодня там в качестве нового направления для своего развития как раз развивают сервисы по интернет-вещей. К примеру, установили датчики по всей Корее, которые измеряют экологическое состояние окружающей среды, получают информацию и продают ее. Также предоставляют готовые сервисы с использованием IoT-решения для ЖКХ, по видеонаблюдению и т.д. Учитывая, что для реализации этих сервисов нужен интернет, а это одно из их основных направлений деятельности компаний связи, то у них в этом плане видимое преимущество.

Для этих решений необходим 5G.

Да, вы правы. Мы тоже сейчас активно говорим о развитие 5G-технологии, потому что это как раз-таки та технология, которая призвана максимально расширить возможность подключения такого рода систем.

5G – это же больше для предприятий?

Это и есть IoT-датчики, возможность сбора и передачи данных с разного рода оборудования. Обычному человеку достаточно 4G, чтобы посмотреть видео и так далее. Понятно, если вы хотите скачать фильм, через 5G это будет гораздо быстрее.

Зачем скачивать, если можно посмотреть онлайн?

Есть такое дело. На вкус и цвет, как говорится. Вообще, 5G – это больше та технология, которая даст возможность для развития умных городов, технологии «умного дома», телемедицины, реализации IoT-решений на предприятиях и т.д.

Там же еще преимущество – низкая скорость задержки, по-моему.

Да. Низкая скорость задержки, повышение стабильности подключения, – это преимущества технологии.

Давайте поговорим про инновации, в том числе про технологические. Есть ли у Казахстана какие-то технологические наработки в этом плане, которые могут быть конкурентоспособными, могут стать или уже есть конкурентоспособные?

Сегодня мы создаем инновационную экосистему для рождения таких новых идей, для поддержки стартапов. Астана IT-хаб – это структура, которая является сердцем инновационной экосистемы. Мы собираемся «подключить» к хабу все регионы, чтобы помочь развитию стартапов по всей стране. Уже есть интересные законодательные нормы, которые позволяют компаниям, зарегистрированным в хабе, получать налоговые послабления, организовать специальный трудовой режим. В результате за эти два года IT-инновационная экосистема привлекла 32,4 миллиарда тенге инвестиций. Это отрадно. Это вселяет надежду. Что касается уже реализованных проектов, то у нас есть целый ряд классных решений, которые получили инвестиции не только в Казахстане, но и от инвесторов из США, России, Эмиратов, Сингапура. Это приятно, что наши молодые ребята сегодня своими идеями заинтересовывают иностранных игроков. Конечно, мы будем продолжать эту работу, усиливать ее темп, чтобы максимально вовлечь в процесс самых идейных, самых интересных ребят с их предложениями и проектами.

То есть, IT-хаб реально работает?

Вы можете в любой день просто прийти в Астана IT-хаб и удивитесь. Откровенно говоря, мне нравится туда приходить, и многие встречи с IT-специалистами, я провожу там. Потому что там другая атмосфера. Там молодые ребята с горящими глазами. Кстати, Астана IT-хаб уже на 100% заполнен. В апреле мы собираемся расшириться в два раза. Это позволит нам разместить больше стартаперов, проводить с ними инкубацию и акселерацию. За каждым стартапом закрепляется тренер, их обучают, дают знания по маркетингу, по бухгалтерии, дают полезные рекомендации, которые помогают им развиваться и становиться более устойчивыми, их знакомят с инвесторами. Задача хаба, по сути, помочь стартапам пройти тот рубеж, до которого обычно многие проекты просто не доходят, сталкиваясь с нехваткой определенных компетенций и пониманием бизнеса.

Существует устойчивое представление о том, что Казахстан – не страна стартапов. У Беларуси, например, получилось ею стать, а у Казахстана – пока нет. Почему?

Это надо смотреть на истоки. Почему так произошло? В советское время где были университеты, которые обучали программистов? Минск был одним из таких городов. В результате, это позволило создать тот человеческий капитал, ту критическую массу айти-специалистов, как сейчас модно говорить, которая нужна была для развития отрасли. Мы же уже с вами говорили, что самые главные в процессе кто? Люди. Казахстан традиционно занимался минеральными ресурсами, нефтяной промышленностью, урановой промышленностью. У нас очень хорошие возможности в сфере транспорта и логистики, в силу нашего уникального расположения.

Сделать Казахстан IT-центром – такая задача точно в советское время не стояла. Мы сейчас этот пробел восполняем.

Каким образом? Сначала в Алматы был создан IT-университет, в этом году открылся IT-университет в столице. Сегодня по всему Казахстану мы создаем IT-парки. Дети начали с начальных классов учить информатику. Мы не говорим, что они во 2-3 классе научатся программированию, но дети уже начинают получать базовые навыки, начали заниматься робототехникой. Поменялся подход по выделению грантов в рамках программы «Болашак». Ребят сейчас отправляют на те специальности, которые нужны рынку. Это специалисты по дата-аналитике, по искусственному интеллекту, по информационной безопасности и т.д. Плюс, мы уже с вами говорили про развитие инновационной экосистемы, про поддержку стартапов. Все эти меры в комплексе направлены на развитие человеческого капитала. Любое растение нужно поливать, чтобы оно росло, правда? Так же и здесь. Чтобы что-то получилось, нужно создавать благоприятные для этого условия.

Вы говорили ранее про информационную безопасность. Наверное, я тоже буду не первой, кто об этом спросит, но периодически бывают утечки. Утечки баз данных Минздрава, из Центризбиркома. Кто может дать гарантию, что завтра персональные данные миллионов казахстанских граждан не уйдут в сеть?

Цифровизация должна идти параллельно с развитием тех служб, которые занимаются информационной безопасностью. Потому что появляется большое количество данных и технологических решений, которые нужно защищать. И в США, и в Эстонии, и в Южной Корее, где сегодня есть высоквалифицированные специалисты по информационной безопасности, случаются разного рода инциденты, которые на слуху – то взломали систему крупного магазина и данные карточек покупателей выложили в сеть, то утечка данных на Фэйсбук. В Казахстане для предотвращения этого мы проводим большую работу, реализовывается программа «Киберщит». Существует 336 объектов, к которым ужесточены требования по информационной безопасности. Здесь же опять возникает вопрос и человеческого капитала, нужны специалисты в этой сфере. Поэтому в этом году в 11 раз увеличилось количество грантов по этому направлению. Помните, было поручение Елбасы выделить дополнительно 20 тысяч грантов? Часть из них как раз была направлена на обучение специалистов по информационной безопасности. Я думаю, тенденция сохранится. Знаете, я вам скажу, у нас уже на рынке уже есть частные компании, которые работают в сфере информационной безопасности. Они создают решения и оказывают услуги не только в Казахстане, ими пользуются и в других странах. Это говорит о том, что эта отрасль в стране активно развивается. Учитывая, что в стране больше планы по цифровизации, актуальность этого направления будет только усиливаться.

Пентагон тоже взламывали….

… Есть немало разных примеров. Нужно постоянно наращивать уровень специалистов, уровень аппаратно-программных средств для защиты от любых атак, с тем, чтобы быть готовыми. И в случаях, когда что-то происходит, нужно очень быстро, в максимально короткие сроки устранять проблемы, и делать это без ущерба для страны. Поэтому цифровизация и работа по повышению информационной безопасности – это два неразрывных процесса.

Первоисточник https://vlast.kz/jekonomika/36688-askar-zumagaliev-vybora-net-cifrovizacia-vokrug-nas.html

 

Иконка левого меню